Лозунг на 2018 год: «Бог говорит: ЖАЖДУЩЕМУ ДАМ ДАРОМ ОТ ИСТОЧНИКА ВОДЫ ЖИВОЙ» (Откр. 21:6)
Лютеранский немецкий некрополь в Казани 24.07.2018

Лютеранский немецкий некрополь в Казани

Первые немцы прибыли в Казань с войсками Ивана Грозного при взятии ими Казани в 1552 году. Много пленных немцев появилось в Казани в результате Ливонской войны (1558-1582). Они были расселены по всей России с правом свободного исповедания своей веры. Следующие волны немецких поселенцев стали прибывать в Россию (и Казань) при Петре I и последующих императорах дома Романовых. Это были ремесленники, торговцы, химики, аптекари и носители многих иных передовых по тем временам специальностей. 
При и после открытия в Казани в 1804 году университета сюда приехало из германских земель много профессоров: Карл Фукс, Иоганн Эрдман, Иоганн Браун (первый избранный ректор Казанского Императорского университета), Генрих Бюнеман, Иоганн Нейман и др. (часть их осталась в России и ныне причисляется к российским немцам). Немецкие учёные работали во всех отделениях университета, кроме богословия. Из 17 членов Совета, выбиравшего первого ректора, 14 были немцами. 
 Немцы вписали много славных страниц в историю Казани в музыке, медицине, химии, архитектуре, в науке, и других отраслях, украшали город своими творениями немецкие архитекторы Амлонг, Гартман, Крамп, Леман, Мальте, Мюфке, Ней, Песке, Руш, Тон, Шмидт, отец и сын Спориусы. Обессмертили свои имена химик-фармацевт Карл Клаус, директор первой музыкальной школы Рудольф Гуммерт, аптекари Кешнер, Бренинг, Грахе, директор первой Казанской гимназии Генрих Крелленберг. 
   Особой любовью в Казани среди татарского населения пользовался профессор терапии, патологии, клиники, естественной истории, врач, краевед, этнограф Карл Фукс. В самое тяжёлое для университета время, когда его хотели закрыть, и унизительные проверки с пристрастием принесли много вреда деятельности профессорско-преподавательского состава, ректором был избран Карл Фёдорович Фукс. Он с достоинством вынес это испытание. Университет был сохранён и продолжил свою деятельность. 
   О многих казанских немцах можно рассказать ещё немало интересного (но не в этой заметке). Небольшая часть приезжавших в Казань немцев были реформатами (кальвинистами), все остальные были лютеране. Так в Казани сложилась евангелическо-лютеранская община. 
   Императрица Екатерина Великая, посетив Казань в мае 1767 года, дала разрешение лютеранам и мусульманам построить немецкую лютеранскую кирху и мусульманскую мечеть. Кирха была построена на Покровской улице и освящена в 1771 году (в том же году начала свою деятельность в татарской слободе и мечеть Марджани). Первым пастором в этой кирхе св. Екатерины был профессор университета И.М. Томас. 
   Уже в архивах XVI века упоминается лютеранская община в Казани и проповедовавший здесь, в Нижнем Новгороде и в других общинах центральной России пастор лютеранского прихода св. Михаила в Москве Йоахим Скультете (1575-1587). 
   До наших дней история донесла имена 9 лютеранских пасторов, служивших в Казани в кирхе св. Екатерины: 
Август Кристоф Виттнебен в 1768-1782 гг. 
Иоганн Густав Лютер в 1783-1794 гг. 
Филипп Христиан Михаэль Геринг в 1795-1817 гг. 
Иоганн Михаэль Томас в 1818-1823 гг. 
Карл Эдуард Кофки в 1837-1847 гг. 
Петер Август Пундани в 1848-1881 гг. 
Рихард Генрих Валькер в 1880-1903 гг. 
Эдуард Карл Гохайзель в 1903-1918 гг. 
Альфред Бютнер в 1924-1933 гг. 
   В годы Первой русской революции 1905-1907 казанский лютеранский приход насчитывал 1025 человек (это был пик численности лютеран на казанской земле). В кирхе велись богослужения с органом, на её территории работал первый в городе детский сад, осуществляли свою благотворительную деятельность для горожан диаконические службы, работал женский кружок, пел немецкий хор, и ставились театральные пьесы. 
   После благословенной благополучной жизни с началом Первой Мировой войны казанские немцы почувствовали первые неудобства и притеснения. Но особенные страдания для немцев в России принесла с собой революция 1917 года с её экспроприацией и репрессиями. В немцах новая власть увидела врагов революции. Многие семьи уехали из России, собственность других была подвергнута экспроприации, некоторые семьи остались без кормильцев. К 1929 году в кирхе оставалось всего 53 человека. В этот год Совет общины подписал документ о передаче кирхи властям. Последний казанский пастор Альфред Бютнер написал заявление об отказе от церковного служения и в 1933 году вместе с семьёй уехал в Москву. (Его внук – тоже пастор Бютнер – присутствовал на освящении кирхи после завершения полной её реставрации в 2014 году). 
   Бывший молельный зал в советское время был переоборудован в спортзал общества «Динамо». Строения, ранее принадлежавшие церкви, были снесены и на их месте был построен Культурный центр МВД им. Р.В. Менжинского. 
   В советское время среди населения была утеряна духовность. А с началом Второй Мировой войны российские немцы опять оказались под прицелом и были объявлены врагами народа.
   Лишь с началом перестройки в СССР появилась возможность поднять вопросы национального и духовного возрождения. В 1990 году шесть казанских немцев приняли историческое решение: воссоздать и официально зарегистрировать Евангелическо-лютеранскую общину г. Казани, вернуть общине национализированное в 1929 здание кирхи, организовать в Казани национально-культурное общество, призванное объединить всех немцев Казани, желающих возрождать, сохранять и развивать самобытность, язык, религию, культуру, традиции и обычаи своего народа. Это были: Елена Вегнер, Роберт Нольте, Георгий Эльстинг, Александр Кошель, Владимир Шаберт и Виктор Диц. 
   Пять первых уже давно стали гражданами ФРГ. Остался в Казани и поныне проводит вышеназванные планы в жизнь в рамках лютеранской общины и специально созданного для этих целей Немецкого Дома Республики Татарстан Виктор Георгиевич Диц. После шести лет переговоров с властями по возвращению немецкой лютеранской общине здания кирхи – это случилось в 1996 году! – лютеранская община и общество российских немцев активно работают уже в этих новых стенах. И дети, и взрослые изучают Библию и немецкий язык, дружно готовят и проводят праздники Адвента, Рождества Христова, Пасхи, Троицы, Благодарения за урожай и др., вспоминая, как это было «у нас дома». На праздниках поют красивые песни российских немцев. На каждом празднике – спектакль на немецком языке, концерт и блюда немецкой кухни. Вот уже четверть века нас радуют хор «Dornenkrone» под руководством профессора казанской консерватории А. В. Булдаковой, более 18 лет – вокальная группа «Freude» под руководством Т. Г. Фель, дуэт «Ohne Zweifel» (Александр и Екатерина Варламовы) и 15 лет – камерный оркестр «Renaissance» под руководством Анастасии и Лидии Илюшкиных. 
   Ещё с 1989 года, по инициативе Виктора Дица, мы каждое лето осуществляем уборку на немецком кладбище старинных захоронений. Под нашим патронажем находится более 200 могил. 
   На немецком участке Арского кладбища сохранились, благодаря потомкам, могилы семьи Бренингов (это аптекарь, фотограф, художники и музыканты), семьи аптекарей и театральных актёров Кешнеров, семьи художников и архитекторов Спориусов. На кладбище установлены гранитный крест в память о профессоре Казанского университета Карле Бенинге и – в 1996 году – стела в память о знаменитом культуртрегере Карле Фуксе. 
   Каждый год 28 августа в День памяти и скорби российских немцев мы встречаемся у стелы Карла Фукса с цветами. Виктор Диц выступает с памятной речью от имени Немецкого Дома РТ. В знак благодарности потомков в память о предках мы раскладываем на могилах цветы и зажигаем свечи. Затем на семейной могиле Банков, опираясь на лозунги текущего дня и года, пастор читает Андахт. По возвращении с кладбища в кирху мы за чаепитием делимся воспоминаниями. Эту нашу встречу традиционно сопровождают инструментальная музыка и хоровое пение. 
   Погребения в нашей общине и по всему Татарстану проводятся по чину этого лютеранского служения. В отсутствие пастора из Германии Кристиана Херманна, я ежевоскресно проводила богослужения в Казани и ежемесячно в Набережных Челнах (с причастием). Когда там заболел ветеран и лидер лютеранской общины и немецкого общества Фридрих Иванович Юлих, мы приезжали к его семье с причастием. В последнее посещение, после причастия, иногда впадая в забытье, он очень отчётливо повторял: «Отец, Ты ждёшь меня, я иду к Тебе, ещё немного и мы встретимся. Благодарю Тебя за всё». Эта исповедь оставила в душах присутствовавших неизгладимый след. 
  И ещё один из многих, но хорошо запомнившийся неординарный случай. Ушла из земной жизни наша прихожанка Ольга Арнольдовна Бренинг. Всю жизнь она работала аккомпаниатором при хоре в консерватории. После проведения в присутствии родственников и наших прихожан обряда в квартире усопшей, мы спустились во двор дома Бренингов. Там нас ожидали студенты хорового отделения консерватории во главе с заслуженным деятелем культуры профессором Алевтиной Владимировной Булдаковой. Они прощались с Ольгой Арнольдовной немецкоязычным лютеранскими хоралами и православными песнопениями. 
   Хочу сказать, что любая проповедь при погребении – это Евангелие, это надежда и для того, кто уходит в другой мир, и для тех, кто остаётся здесь. А остающиеся здесь должны помнить, что без прошлого нет будущего. Аминь. 
Вера Музафарова (Ильчер) при содействии Виктора Дица 
ЕЛЦ св. Екатерины г. Казани

Возврат к списку