Лозунг на 2019 год: «ИЩИ МИРА И СЛЕДУЙ ЗА НИМ» (Пс. 33:15)
«Обновленным взором посмотреть на историю немецкого присутствия в России» На фестивале «Время мира» состоялась встреча о богословии добрососедства. 03.09.2019

«Обновленным взором посмотреть на историю немецкого присутствия в России» На фестивале «Время мира» состоялась встреча о богословии добрососедства.

Ведущий встречи православный священник Иоанн Привалов (Архангельск) предложил «обновленным взором посмотреть на историю немецкого присутствия в России». Он отметил, что в ХХ веке не одно поколение выросло в воспитанной ненависти к немцам – виновникам II Мировой войны. Русские и немцы противопоставлялись как враги, но представить нашу жизнь без взаимопроникновения этих народов трудно. Многим в России известны имена В. Струве, В. Даля, доктора Ф. Гааза, великой княгини Елизаветы Фёдоровны, И. Крузенштерна и других немцев. Но, когда о. Иоанн ближе познакомился с темой, его «ошеломил масштаб присутствия немцев» в русской истории. «Выяснилось, что два наших народа просто неразрывно жили вместе на протяжении многих веков. Есть какая-то необъяснимая тайна, которая наши народы соединяет», – сказал священник.  
Приблизиться к пониманию этой тайны помог сначала видеосюжет о жизни российских немцев в Поволжье сегодня, выступление хора семьи Третьяковых-Мейдер из немецкой колонии Сарепта (ныне в составе Волгограда), а затем – сообщение Ольги Лиценбергер, доктора исторических наук, профессора, научного сотрудника Баварского культурного центра немцев из России.  
По словам историка, российские немцы – это своего рода мост между двумя странами, народ, который оставил яркий и глубокий след в истории России. Первые упоминания о немцах на русской земле относятся еще к XI веку – в Новгороде был немецкий двор и католическая церковь («варяжская божница»). С XIII в., в ходе военных конфликтов, на Руси формируется отношение к немцам как к врагу, угрозе не только политической, но и вероучительной. Этот стереотип закрепился в народном сознании на многие столетия, отсюда и этимология самого именования «немцы» – «не мы», «немые», иные, другие.

Но с XVI в. русские цари стали активно приглашать немцев, и, несмотря на ряд ограничений, иностранцы смогли потрудиться в Московском царстве в сфере экономики, политики, культуры. XVIII в. – новая волна немецкого присутствия, связанная с активностью Петра I и особенно – с приглашением немецких колонистов Екатериной II. Только за 10 лет более 30 тыс. немецких колонистов, католиков и лютеран, приезжает по ее призыву, они создают более 100 колоний в Поволжье и в Малороссии. 
«Так постепенно в России сформировалась самобытная этническая группа – российские немцы, в культуре которой причудливо переплелись как чисто немецкие, так и русские, украинские и другие компоненты. Немцы настолько глубоко и органично вписались в жизнь России, что местное население считало их и немецкие колонии неотъемлемой составляющей общей жизни и культуры», – сказала профессор. Она напомнила о том, что ко многим достижениям немцев в России применимо слово «первый»: первый в России театр, первое благотворительное общество, первые аптеки в столицах и не только, первая в российской провинции консерватория, первое в стране училище для глухонемых и школа для слепых, не говоря уже о новшествах и достижениях в сфере промышленности и сельского хозяйства. 
Знатокам российской истории не стоит забывать, что именно немцы составляли военную элиту России в XVIII-XIX вв., участвовали в государственном управлении и являлись членами правящей династии: достаточно напомнить о немецком происхождении Екатерины II и всех жен российских императоров в XIX в. 
Чтобы оценить масштабы бедствий, которые обрушились на российских немцев в ХХ веке, надо знать, что перед началом Первой мировой войны в России проживало почти 2,5 млн. немцев в более чем 3 тыс. поселений. ХХ век для российских немцев, особенно после установления советской власти, – время полного разорения, репрессий, депортации, спецпоселений и каторжного труда в трудармии. Жертвы были столь велики, что, по словам историка, российские немцы стали исчезать как этнографический феномен. «Опасаясь дальнейших преследований, многие немцы меняли фамилии на русские, родители боялись говорить детям, что они немцы. Детей не учили родному языку. Многие послевоенные десятилетия вклад российских немцев в российскую историю замалчивался». Немецкая автономия на Волге так и не была восстановлена, «немцы стали ощущать себя в собственной стране чужими», что спровоцировало массовую эмиграцию в Германию (свыше 2,5 млн. чел.) в 80-90-е гг. В современной России проживает всего около 400 тыс. немцев.  
«Не замечать этих людей, не уважать их и не признавать их трагическое прошлое – это значит ничему не научиться у истории», – заключила профессор, добавив, что подобные встречи очень важны для российских немцев, они позволяют «почувствовать уважение к себе как к одному из российских этносов, восстановить когда-то существовавшие по отношению к ним взаимопонимание и толерантность».  
В выступлении пастора Антона Тихомирова, доктора теологии, ректора семинарии Евангелическо-Лютеранской Церкви (Санкт-Петербург), слово «встреча» стало ключевым. Говоря о «богословии добрососедства», он отметил, что отношения с Богом можно рассматривать через историю постоянных встреч – между людьми и между народами. «Между народами России и Германии были разные встречи, в том числе и трагические, но большей частью – плодотворные, наполненные взаимным уважением, взаимообогащающие», – сказал пастор. 
В числе приведенных им примеров было свидетельство об опыте единства христиан разных конфессий в эпоху гонений в ХХ веке, их взаимная помощь. «Если мы тогда научились единству и любви, если тогда произошла встреча, купленная такой дорогой ценой, то еще большим преступлением будет отказываться от достигнутого сейчас», – сказал Тихомиров. Оставаться на высоте достигнутого непросто, но единственный путь к этому – диалог, встреча. «Это и есть истина, потому что истина – это не некая формула, а это любовь и открытость друг другу вопреки всему: негативным воспоминаниям и хорошим, но уже застывшим воспоминаниям, вопреки негативному богословию и хорошему богословию. Открытость другому и есть, в конце концов, открытость Богу», – отметил он. 
«Перед лицом жестоких гонений на первый план выходит самое главное: нас соединяет не доктрина, не культ, а самый главный выбор: Кто в центре всего – Господь наш Иисус Христос или то, что производится от этого? Тогда верующие нашли возможность объединиться и сотрудничать, усиливая друг друга», – прокомментировал о. Иоанн Привалов, добавив, что сегодняшний опыт сотрудничества православных с лютеранами «открывает новую глубину».  
Со своей стороны это подтвердила представитель лютеранской общины – руководитель пресс-службы ЕЛЦР, ведущая радиопередачи «Лютеранская волна» Юлия Виноградова. Она рассказала о встрече членов Преображенского братства с общиной кафедрального лютеранского Петропавловского собора в Москве и выразила надежду на то, что подобные встречи будут продолжаться. 
В завершение вечера участники из зала (а их было более 200 человек) поделились историями своих семей с немецкими корнями. Одного из них всю жизнь попрекали этим родством, «обзывали фашистом». Женщина поведала о трагедии смешанной русско-немецкой семьи, разделенной депортацией: в этой семье до недавнего времени болезненно переживалось отрицание памяти о высланных в Сибирь и в Казахстан, долгое молчание было продиктовано страхом и болью. Пример немецкой благотворительности в наши дни привел третий выступавший. Он напомнил также о том, что репрессированные в советские годы немцы до сих пор не реабилитированы. Участники сердечно благодарили организаторов за встречу, подчеркивая, что об исторических травмах необходимо говорить «в духе примирения и любви».

Юлия Зайцева

Возврат к списку